Европа, которую мы потеряли. Прибалтийское интервью

Прибалтике в России отношение всегда было двоякое. С одной стороны, очень хотелось сделать их такими же, как мы. Мол, “нечего тут!”
С другой стороны, приятно было иметь в пользовании кусочек настоящий Европы, Рижское взморье, янтарные пляжи, таллинские бары, вильнюсские магазины – тот пятачок “прогнившего” Запада, куда так приятно было съездить в отпуск, отдохнуть от родного “менталитета”, затариться галантереей, попользоваться “ненашей” культурой и получить еще воз и маленькую тележку удовольствий, малодоступных на остальном пространстве 1/6 суши. Не случайно в советские времена путевка в Прибалтику была признаком особого благоволения начальства и близости к парткому, профкому и прочим идеологически правильным органам.
Так что, когда прибалты сделали нам ручкой, было, конечно обидно. Досадно! Настолько, что, если судить по нынешним передачам российских СМИ, то запросто возникнет ощущение, будто вся Прибалтика состоит из массовых демонстраций обиженных русскоязычных школьников, судов над престарелыми ветеранами НКВД, шествий бывших эсэсовцев и территориальных претензий к России, озвучиваемых голосом Левитана. Отсутствие в Москве 9 мая двух прибалтийских президентов стало чуть ли не главным событием праздника. Хотя, к слову, аналогичное отсутствие братского северокорейского лидера было оставлено почему-то без внимания.
Но – хватит философии! Какова же она сегодня на самом деле – Европа, которую мы потеряли? 12-16 мая активный пользователь нашего портала и, по совместительству, исполнительный директор фонда “Гражданский союз” Олег Шарипков побывал в Литве на конференции прибалтийских фондов местных сообществ. Из России туда были приглашены представители трех регионов: Калининграда (понятно – тоже почти Европа), Тольятти (там, говорят, денег много) и Пензы (чтоб посмотреть, как же может существовать фонд без денег?). И вот какими впечатлениями поделился Олег при личной встрече с журналистом “П-OL”.
Стереотипы, которых нет
О.Ш.: Я не заметил по меньшей мере двух стереотипов, столь распространенных в наших представлениях о Прибалтике. Во-первых, я не ощутил негативного отношения к себе как к русскому. Признаюсь, первое время слегка раздражало, когда в магазине или кафе ко мне обращались на незнакомом языке. Но потом подумал: “А чего я, собственно, хочу? У меня ведь не написано на лбу, что я русский!”
Начал отвечать им по-русски, и в разговоре со мной тут же переходили на русский: всё как со всеми – и покажут, и расскажут, и оближут, как любого покупателя.
Был немного удивлен, увидев в центре Вильнюса памятник воину-освободителю со всей советской символикой, которую в российских городках давно поотламывали и посдавали в цветмет. Там же стоит что-то наподобие памятника рабочему и колхознице – эдакий уголок старого доброго СССР в центре западной столицы.
И, во-вторых, мы в России воспринимаем Прибалтику как нечто единое целое. На самом деле это – три совершенно различных государства. И если литовцы и латыши еще более-менее понимают друг друга и все еще прилично говорят по-русски, то Эстония – отдельная песня. Эстонская молодежь русский язык уже не знает, с неэстонцами общается на английском. На конференции даже пошучивали: если с тобой заговорили по-английски, значит, ты встретил эстонца…

Мы и они
Корр.: То есть, недоброжелательства на “шоппинговом уровне” нет. А вообще? “Там русский дух, там Русью пахнет”, или уже нет?
О.Ш.: Да как сказать. На тельшайском телевидении есть русский канал, гонят старые советские фильмы, наши сериалы. Популярностью пользуются “Менты”. В разговорах часто спрашивали, мол, какое настроение, что у нас думают о прибалтах, о том, что только один прибалтийский президент приехал на празднование 9 мая в Москву, а два – не приехали. Не знал, что ответить. Сказать, что для пензяков это событие не такой важности, чтобы о нем специально думать – наверное, обидеть…
Возможно, показателен такой эпизод: ехали как-то на такси. Кстати, таксисты в Вильнюсе – поголовно русские. И этот угадал в нас соотечественников, включил для нас “Русское радио”. Разговорился. Сначала клял нашу попсу: типа того, неужели в России не могут ничего лучшего сделать? Потом в том же духе перешел на политику: вот, мол, была Россия великой державой, но все профукала, все отдала. Так достал своей болтовней, что один из наших не выдержал и буркнул ему: “Не беспокойся, что отдала, то и обратно возьмет!” И тут этот “руссофил” эдак восклицает: “Да мы знаем, что возьмет! А кому потом мучаться? Нам же!”

Корр.:
Ладно, хватит про политику, тем более что, по выражению классика, “политика – это концентрированная экономика”. Как люди-то живут в Прибалтике? Хуже нас, лучше? Только за счет нашего транзита, или что-то сами делают?
О.Ш.: Специально узнавал цифры. Наша конференция проходила в Тельшае – городке в 350 км от Вильнюса с примерно 50 тыс. населения. Средняя зарплата там – 500-800 лит. Одна лита примерно равна 10 рублям. В среднем по Литве зарплата – 1000 лит. Прожиточный минимум – 120 лит. Пенсии – 240 лит. Цены – соизмеримы с российскими. Проезд в автобусе в Вильнюсе – 1 лит. Пообедать в сельском ресторане – 20 лит – примерно за столько же можно пообедать в Пензе в кафе на Московской.
Что касается производства… В магазинах бросается в глаза большое количество местных товаров легкой промышленности. Китайский ширпотреб, конечно, есть, но не доминирует.
Пищевая продукция – молочная, мясная – полностью своего производства. Своего автопрома нет, но купить подержанную немецкую иномарку можно по бросовой цене. Цены на бензин, правда, в два раза выше, чем у нас…
Как и у нас, промышленники жалуются на кадровую проблему. В стране безработица, и в то же время толкового парня, специалиста найти, нанять на работу – сложно.
Власть и бизнес
Корр.: А что власть? Помогает бизнесу, мешает бизнесу?
О.Ш.: Разговаривал с одним чиновником. Очень жаловался на то, что в Литве органам власти запрещено выступать учредителями и финансировать СМИ. Мол, трудно пропагандировать государственные приоритеты…
Корр.: Короче говоря, не дают промывать мозги налогоплательщикам за их же счет. Приходится работать.
О.Ш.: Возможно. Вот что мне кажется характерным примером на этот счет: в Вильнюсе практически нет наружной рекламы. Во всяком случае, нет той назойливой фантасмагории, которая охватила российские города. Нет рекламы и вдоль автотрасс – только изредка увидишь где-нибудь на бугре рекламный щит, и то, не ближе, чем 100-120 метрах от проезжей части. То есть власть регуляторные функции на себя берет и исполняет их.
В целом же отношение к бизнесу внимательное. К примеру, наша конференция проходила в здании тельшайского бизнес-инкубатора. Это старинное здание, полностью отреставрированное за государственный счет. В нем – 24 помещения, в которых находятся 24 начинающих бизнеса. Срок для того, чтобы встать на ноги – три года. Через три года – либо съезжай, либо плати за аренду помещения по коммерческим расценкам.
Налоги довольно высокие. Подоходный налог – 33% при “плоской” шкале, аналог нашего ЕСН – 31%.
Директор бизнес-инкубатора напрямую подчиняется национальному министру экономики – аналогу нашего Грефа. Понятно, что при таком раскладе какому-нибудь главе местного сельсовета “придавить” начинающийся бизнес, малый бизнес, достаточно сложно… И такие бизнес-инкубаторы – в каждом районе Литвы…

Добавить комментарий