Под властью коммунистов

После подавления вооруженного сопротивления СССР создал тоталитарную систему, сопоставимую с функционировавшими в древних восточных деспотических государствах: плановая, или точнее — командная экономика; однопартийная система правления; массовая слежка и террор, осуществляемые НКВД и, позже, КГБ; принудительное следование марксистско-ленинской идеологии; квазирелигиозный культ «великих вождей» — Ленина, Сталина, Хрущева и Брежнева. Таковы были некоторые особенности политической системы, насильственно установленной в Литве.
После смерти Сталина последовала частичная либерализация системы, известная под названием «хрущевской оттепели». Во время недолгого периода либерализации этнических русских в составе верхушки коммунистической партии отчасти сменили нерусские члены партии.
Так появилась литовская партийная номенклатура, толерантно относившаяся к языку и культуре своей страны. Хотя либерализация длилась только до конца 60-х годов, эта передышка дала возможность новому поколению создать ряд художественных произведений и научных работ, а также использовать достижения технического прогресса на благо общества. Эти достижения особенно наглядно демонстрировали дороги республики, часть которых соответствовала европейским стандартам уже в советский период. То же поколение позже станет основной силой, позволившей осуществиться национальному возрождению. Эти же несколько человек рискнули отделить Коммунистическую Партию Литвы от Коммунистической Партии Советского Союза, что было первым событием такого рода в послевоенную эпоху для всего огромного государства.
1970-е годы позже были названы советскими писателями периодом стагнации. Советская экономика отстала от экономик западных стран. На первый взгляд казалось, что в Литве имеет место определенный прогресс. В то же время многое из того, что казалось промышленным прогрессом, в большой степени основывалось на интенсивном использовании сырьевых и трудовых ресурсов и в слишком малой степени — на техническом развитии и рационализации труда.
В советское время в Литве было построено немало крупных заводов, а в последние годы советской власти — несколько гигантских промышленных предприятий, таких как нефтеперерабатывающий завод в Мажейкяй и Игналинская атомная электростанция. Мотивы Москвы кажутся, по меньшей мере отчасти, политическими. Она стремилась поставить литовскую экономику в зависимость от советского сырья и рынка сбыта и поощряла большой наплыв рабочей силы из отдаленных советских регионов.
В этот период в Литве возобновилось противостояние коммунистической системе. Пражская весна 1968 года воодушевила участников диссидентского движения. Реакция Литвы на эти события выразилась в каунасских событиях 1972 года: самосожжение Ромаса Каланты дало толчок серии акций протеста среди молодежи, которые, как и следовало ожидать, были подавлены КГБ. Диссидентское движение проявило себя в двух основных формах: в борьбе за права католической церкви (в основном через подпольное издание «Хроника католической церкви») и как движение по защите прав человека (Хельсинкская группа, начавшая свою деятельность в 1976 году).
На ином уровне страна нашла выражение своему национальному самосознанию в спортивных соревнованиях, особенно в баскетболе. Мощная баскетбольная команда «Жальгирис», гордостью которой был Арвидас Сабонис, успешно бросила вызов лучшему, что мог предложить советский баскетбол. Победы «Жальгириса» над московским ЦСКА имели идеологическую подоплеку, так как команда ЦСКА набиралась из контингента советской армии. Предполагается, что встречи «Жальгириса» и ЦСКА в финалах чемпионата СССР между 1982 и 1987 годами в определенной степени стимулировали национальное возрождение страны.

Добавить комментарий