Поворот к Западу

Во время Грюнвальдской битвы литовские и польские войска возглавлял Витаутас (Витовт) Великий (1392 — 1430); это была выдающаяся политическая фигура литовской истории. В период его правления были заложены основы ориентации страны на Центральную Европу, Литва была вынуждена совершить то, что историки называют «скачком цивилизации». За очень короткий срок Литва переняла и воплотила в стране очень многое из того, что в средневековой Западной Европе развивалось постепенно: феодальный строй и монархию, государственные учреждения и структуры, ремесленные гильдии, севооборот, религиозную систему, школы, освоила западное интеллектуальное наследие. В этом ускоренном развитии государства была чрезвычайно важна роль письменного языка. Литва сумела добиться фантастического прогресса в течение периода приблизительно в 150 лет. Ключевую роль в этом процессе использования западного опыта сыграли литовские студенты, обучавшиеся в краковском, а позже в германских и итальянских университетах.
Обучение в европейских странах и принятые европейские ценности начали давать ощутимые результаты к концу ХV века. В 1499 году за границей была напечатана первая книга, подготовленная к изданию в Литве; в 1500 году был возведен костел Св. Анны в Вильнюсе, шедевр готической архитектуры; 1522 год — время начала книгопечатания в самой Литве; в 1529 году был окончен прогрессивный свод законов — Литовский статут; в 1547 году была опубликована первая книга на литовском языке.
В середине ХVI века в стране наблюдается мощная реакция на движение Реформации, что свидетельствует о том, что Литва наряду с другими государствами уже активно участвует в происходящих в Европе изменениях. В этот период Литвой и Польшей управляли по большей части одни и те же властители, хотя формально они оставались разными государствами. Этот феномен известен в истории как персональная уния. Оба трона — польский и литовский — до 1572 года занимала династия Ягеллонов. В конце ХV и начале ХVI веков эта династия заняла также чешский и венгерский троны.

Именно поэтому восточная часть Центральной Европы называлась Ягеллонской Европой, и династия Ягеллонов была основным соперником Габсбургов. Более того — в этот период Литва и Ягеллонская Европа играли роль antemurale christianitatis («оплота христианства»), хотя и не всегда успешно. Если Литва с помощью Польши сумела нанести поражение Москве в битве при Орше в 1514 году, то военные действия Венгрии были не столь успешны: она сама была побеждена турками в битве у города Мохач в 152б году. После Мохачской битвы Венгрия исчезла с карты Европы, а Ягеллонская династия лишилась чешских земель. Остались только Литва и Польша. Но литовский «скачок цивилизации» и политическое сближение с Польшей повлекли за собой полонизацию общества и культуры Литвы, хотя этот процесс вряд ли следует рассматривать в качестве насильственного навязывания. Элита Великого княжества Литовского добровольно перенимала польский язык и польскую культуру.
Третьей «культурной составляющей» было влияние рутенского общества на Великое княжество Литовское. Как только эта часть общества оказалась интегрированной в элиту Великого княжества, стало очевидно, что рутенский язык (родственный польскому) может служить куда более эффективным средством общения при дворе великого князя, чем литовский. Литовская знать, уже владея рутенским языком, была готова к последующему принятию польского языка, однако при условии сохранения литовского национального самосознания. Лишь позже польский язык полностью вытеснит рутенский, а политическая элита Литвы осознает концепцию Polonia nostra, что во многом повлияет на создание Польско-Литовского государства — Речи Посполитой.

Добавить комментарий